Старомодный журнал (e_bolshakov) wrote,
Старомодный журнал
e_bolshakov

STORY

Совсем недавно написал рассказ "Для тех, кто не смог умереть южнее".
Читается легко))
оформление - ))

Собственно, вот он:

Для тех, кто не смог умереть южнее

 


В постели было дерьмово. Несколько последних ночей она просыпалась раньше обычного. Ближе в утру холод не давал спать, но и подняться она не решалась, продолжая ворочаться, подгибая ноги, выдыхая тяжелый, теплый воздух себе на грудь – пытаясь согреться.

 

Воскресенье представлялось ей самым тревожным днем недели, каждый раз она ждала ссоры или того хуже – какой-нибудь неприятной новости. Уже в детстве Саша недолюбливала воскресные дни, когда вся семья была в сборе и никто, не смотря на собственное желание, не мог остаться  в стороне от кого-то общего дела и настроения. Именно на них приходились самые крупные скандалы, размолвки между родителями, эмоциональные срывы, выяснения отношений, сопровождающиеся взаимными упреками и завуалированными оскорблениями.

 

Быстрыми мелкими шажками, касаясь холодного пола только кончиками пальцев, она перебежала в ванную, торопливо включила горячую воду, и едва мыльная пена скрыла ее бедра, закурила.

«Рак желудка» - подумала она про себя.

Часовая стрелка едва дотягивалась до девяти.

«Рано, звонить пока еще рано» - решила она – «да и не хочется, настроение не для планов или обмена любезностями, а если позвонить, то этого не избежать».

 

В комнате заскрипела кровать.

- Блядь, только бы она не решила сейчас вставать! – Саша приподнялась со стула и закрыла дверь в кухню.

 

Кофе мерно шипел на плите. Она подтянула ноги на край табуретки, обхватила их одной рукой, слегка уперев левую коленку в крышку стола, покрытую мерзкой липкой клеенкой. Опять закурила.

«Еще эта мама, как я ее иногда ненавижу» - мысль непроизвольно проскользнула в голове – «только бы она сейчас не позвонила, так не хочется слушать ее нытье… хотя еще слишком рано – всего лишь начало десятого. Еще рано звонить. Для всех я еще сплю».

 

Кофе уже вовсю кипел.

 

Март. Конец марта – батареи почти не греют. Саша повернулась спиной к столу и посмотрела в окно.

Серое небо висело на антеннах красных домов напротив. Автобусная остановка была пуста, детский садик закрыт, два автомобиля такси бесхозно стояли на обочине. Похоже на улице дул сильный ветер – тонкие клены напряженно и порывисто гнулись под напором невидимой и оттого почти сверхъестественной силы, зацепившийся за куст целлофановый пакет трепетал так, будто на улице разыгрался настоящий шторм.

 

Саша вдохнула аромат кофе и осторожно сделала маленький глоток. Кофе оказался очень вкусным и очень горячим.

 

«Никто мне не нужен… На самом деле» - еле слышно прошептала она и обхватила кружку двумя руками, как это обычно делают, чтобы согреть озябшие пальцы – «Я вполне могу быть одна…, но как бы я хотела, чтобы он сейчас вышел из соседней комнаты и, не произнося ни слова, нежно меня обнял и согрел» - кофе делал свое дело, она довольно зажмурила глаза, свесив голову себе на плечо.

 

Тысячи часов, проведенных с ним, слились в один. Она вспомнила его голос и непринужденную манеру сидеть за столом на том самом месте, где теперь сидела сама. Весь этот час она ухаживала за ним, радуясь его неуклюжим движениям, целовала руки, трепетала в объятиях, пытаясь раствориться в нем будто сахар, брошенный в огонь.

Сотни дней она жила им, но всего лишь минуты принадлежали ей в его отсутствие.

 

Тучи постепенно срастались и затягивали синеву неба – становилось темнее.

Через дорогу шла молодая девушка и несла большой белый пакет, то и дело перекладывая его из одной руки в другую. Светофор не работал, и ей приходилось постоянно поглядывать то в одну, то в другую сторону. Оказавшись на тротуаре, она отдышалась и пошла в направление продовольственного рынка, периодически останавливаясь, чтобы дать рукам отдохнуть.

 

Дверь на кухню осторожно открылась.

 

- Привет – растрепанная после сна девушка прошла мимо стола и недовольно посмотрелась в зеркало, стоявшее под окном.

- Доброе утро – ответила Саша и тут же подумала – «не успела проснуться и сразу жрать, как так можно?»

 

Девушка открыла холодильник и замерла:

- Что-то и есть не хочется…

- Закрой – холодно! – не выдержала Саша.

 

Девушка никак не отреагировала, взяла молоко, яйца и только после этого дверца холодильника захлопнулась.

 

- Ты ставила чайник? – вежливо поинтересовалась она.

- Нет, я пью кофе. – Саше не очень хотелось показывать свое раздражение, но убедительно скрыть его ей никогда не удавалось.

 

Родители развелись, когда ей было всего двенадцать. Не долго думая, отец уехал работать в Алжир, где довольно скоро обзавелся женой и сыном, при этом он не переставал материально поддерживать своих дочек вплоть до того времени, пока осенью прошлого года младшей не исполнился двадцать один год.

После того как отец прекратил ежемесячно высылать деньги, и ограничился подарками на день рождения, Саша была вынуждена взять на подселение квартирантку. С самого начала она думала, что берет милую студентку, но теперь ей приходилось делить единственную комнату с законченной колхозницей и плутовкой, кроме того, не совсем чистой на руку.

 

- У тебя проблемы? – спросила она у Саши, ставя на огонь чайник.

- Не знаю.

 

«Почему его нет?» - думала она про себя – «почему, когда хочется, чтобы именно он был рядом, когда он так нужен, его обязательно нет? Мы видимся почти каждый день, но оттого я только чаще испытываю острую нехватку его присутствия? Все  с ним происходит так не вовремя и не к месту».

 

В соседней комнате раздался телефонный звонок. Саша лениво посмотрела на часы, было 10 часов 5 минут.

- Ну конечно, - пробормотала она себе под нос, поставила пустую чашку в раковину, взяла со стола сигареты и пошла снимать трубку.

 

Мама опять была в Варшаве. Она ездила туда не реже одного раза в неделю за декоративной керамикой и прочей бытовой утварью для небольшого магазина, с доходов от которого кормила семью. Несмотря на то, что ее физическое, а в большей степени психическое здоровье в результате бесконечной изнуряющей работы несколько пошатнулось, она не растеряла всей своей привлекательности и некоторого обаяния, что сама хорошо сознавала, и от чего еще больше страдала, тяжело перенося одиночество и отсутствие каких бы то ни было событий в личной жизни.

 

«Почему у меня нет брата» – подумала Саша, - «или хотя бы отца, хотя нет, это заблуждение, отца я уже не могу хотеть» - впервые сегодня на ее лице проскользнула улыбка – «я на самом деле больше хочу не отца, лучше бы у меня был брат, старший брат».

 

Окончательно приведя себя в порядок, она надела джинсы и свитер – вещи мгновенно ее согрели. Теперь Саша была готова к встрече.

«Странно» – она посмотрела на часы – «без двадцати одиннадцать, а он не звонит. Хотя сегодня воскресенье, наверное, думает, что я еще сплю, и не хочет меня рано будить».

 

Вообще-то ему можно было доверять, они были знакомы уже не один год, и за все это время он ни разу серьезно ее не подвел. Он был порядочным человеком, и, не смотря на то, что в их отношениях назревал кризис - за короткий период времени они несколько раз повздорили - даже эти ссоры не были лишены благородства.

 

Соседка продолжала сидеть на кухне и как предполагала Саша – жрать.

Смотреть телевизор, впрочем, как и всегда по воскресеньям, оказалось решительно невозможно. Сначала она включила Euronews, но в итоге остановилась на МТВ.

 

Из-под подушки донеслась уже изрядно надоевшая мелодия.

«Надо ее заменить» – подумала Саша, нашаривая  рукой телефон – «Почти час».

 

Воскресенье шло своим чередом. Она продолжала сидеть на диване, только теперь с кружкой чая и овсяным печеньем.

 

- Значит в шесть или в районе того – повторила она вслух, как будто стараясь выучить слова наизусть.

 

- Сейчас два с половиной! – Ты в шесть будешь дома? – крикнула Саша соседке, которая теперь заперлась в ванной.

- Нет, я ухожу – ответила та.

- Замечательно - тихо произнесла Саша и начала собираться.

 

- Я в магазин – крикнула она опять перед тем, как захлопнуть входную дверь.

Лампочка на площадке перед лифтом была разбита, поэтому ждать его пришлось в темноте, а ориентироваться на ощупь. Неожиданно ее посетило необъяснимое чувство тревоги и защемило сердце. «Что-то не так» - подумала она про себя.

 

На улице было холодно, а Саша все еще не решила, куда на самом деле хочет пойти. Ветер мгновенно пробрал ее до костей. Она села на скамейку и закурила. Тем временем из арки вышла молодая пара. Они целовались и обнимались без тени смущения, оказавшись буквально в двух шагах от нее. По девушке было видно, что она изнывает от желания. Парень рассеяно осмотрелся и, увидев Сашу, которая пристально и не менее бесстыдно смотрела на них, повернулся к ней спиной.

 

«Видимо запустила ему руку в штаны» – подумала Саша.

 

Ей вспомнилась осень, бесчисленные встречи на улице и в кафе. Когда-то подобная практика ее возбуждала, но теперь, именно теперь, все это показалось ей таким соленым и таким унизительным – ее положение, постоянное ощущение чего-то лишнего – свидетеля, вопроса, признания. Казалось, будто настоящая жизнь ускользает, вот-вот ускользнет.

 

Саша встала и решила ехать в торговый центр. Она машинально полезла в сумочку за телефоном, но его там не оказалось, после чего без энтузиазма проверила карманы. Неужели придется возвращаться? Досада искривила ее лицо. Он ведь обязательно будет звонить, он не может без этого, и если она не возьмет трубку, то объяснений не избежать, совсем вряд ли он оставит это без внимания.

 

Уставшим взглядом Саша смерила расстояние до дома – «это займет 5-7 минут, не больше».

В это время на остановку прибыл автобус. «Черт, это мой!» - подумала она и нерешительно вошла – салон был полупустым. Она присела на сидение у окна и стеклянными глазами посмотрела на окна своего дома, думая, что нужно было бы вернуться, это было бы правильно, но теперь уже поздно. Слишком поздно. Теперь уже как есть.

 

Около шести, так и не дозвонившись, он решил ехать. В семь ее еще не было дома. Дверь никто не открывал.

 

«Может и хорошо, что ее нет» - подумал он – «не придется ничего выяснять».

 

Уже с пол часа она не могла сесть на маршрутку. Все они были забиты до отказа и проезжали, не останавливаясь.

В торговом центре она встретила старого знакомого, когда-то он ухаживал за ней, а теперь выбирал обувь на лето. Они вместе сходили на книжную ярмарку. Доверившись его вкусу, она приобрела книгу, которая обещала перевернуть ее представление о мире. Затем они посидели в кафе и мило поболтали, она, как это обычно бывает с людьми приятными и при этом не самыми близкими, поделилась с ним своими мыслями и переживаниями сверх нормы, больше чем сама того хотела. Уже в кафе она осознала, что задерживается, но побоялась звонить с чужого телефона, потому что он обязательно поинтересовался бы, чей это номер, а меньше всего ей сейчас хотелось объясняться, или врать, унижаться и испытывать чувство стыда перед знакомым.

Естественно ей было неловко, и она не стала засиживаться. Мысль о том, что надо бы попросить телефон и позвонить, что это было бы правильно и уместно в сложившейся  ситуации, не покидала ее, и, тем не менее, вместо того, чтобы найти телефон, она просто ускорила шаг, надеясь с помощью маршрутного такси сократить время поездки домой.

 

Вечер  оказался на редкость паршивым и зябким, моросил мелкий колючий дождь. Саша шла к дому, прикрывая лицо руками. В какой-то момент ей показалось, что она плачет, что она виновата, безумно виновата, непростительно. Вымокшая и расстроенная она подошла к подъезду, понимая, что у нее нет никаких сил, чтобы оправдывать себя.

 

Ни в подъезде, ни в коридоре на этаже никого не оказалось. Она внимательно поискала записку, но ничего не нашла, никаких следов его присутствия.

 

«Если бы он приходил» – подумала Саша, открывая дверь – «то непременно оставил бы мне записку».

 

В квартире было темно и сыро, как в погребе. Воняло кошачьими экскрементами. Сняв верхнюю одежду, она первым делом пошла убирать туалет.

 

В комнате тоже никого не оказалось. У нее опять защемило сердце. Она легла на постель, уткнулась лицом в подушку, перевела дух и только после этого взглянула на телефон. Семь пропущенных звонков. Так и не решив, что сейчас лучше, Саша решила набрать его номер - никто не снимал трубку, никто долго не снимал трубку.

 

В одиннадцать она отчаялась звонить – родители не знали, где он. Неудивительно, они и о ней едва ли догадывались.

Саша заварила себе кофе. За окном было совсем темно. Она выключила свет, как будто кто-то мог ее увидеть, села на свое место и разрыдалась.

«Миленький мой, хороший, где же ты?» - лепетала она сквозь слезы себе под нос.

 

Светофоры вдоль всей улицы прекратили свою работу, на конечной остановке, скопились пустые, остывшие автобусы. Тонкие ручейки воды, стекая с тротуара, образовывали по кроям проезжей части мощные потоки, подчинявшие своему движению все мелкие предметы, оказавшиеся у них на пути.

 

Проснулась Саша от острой боли в области живота и не пошла на работу. Судя по всему, соседка не ночевала дома. Корчась от боли, Саша вошла в кухню. Безумные спазмы не давали сосредоточиться и ясно вспомнить, что произошло вчера. Решив покурить, она пододвинула пепельницу и долго с недоумением смотрела на нее – среди обычных сигаретных окурков лежало несколько от самокруток, которые он обычно курил.

 

Во время одной из первых встреч они пошли в кафе, заказали кофе по-турецки и шоколад, оба были в прекрасном настроении - он много шутил, а она смеялась. Именно тогда Саша впервые обратила внимание, что он курит какие-то индийские сигареты, их аромат был намного мягче, приятнее сигаретного. Эта встреча, ее легкость, переполняющая грудь радость и предвкушение неизбежного счастья навсегда были впитаны ей с ароматом этого запаха.

 

Потеряно качаясь на табуретке, она продолжала сидеть на кухне.

Ровно в шесть вечера вернулась соседка. Как всегда со стоном снимая сапоги, еще с порога она проорала:

- Знала бы ты, как нас сегодня имели на работе!

 

8 -11Мая 2008 е.б.

 

 


Subscribe

  • Римские девушки в "бикини"

    Увидел сегодня фото этой необычной мозаики. Находится он на полу одной из вилл на о. Сицилия (Villa Romana del Casale). Необычной, а точнее…

  • Предположение

    Предполагаю, что существует не так уж много важных памятников мысли, как может показаться, если судить по библиотекам и книжному рынку. (Из письма…

  • Претензия или оправдание

    «Быть полезным обществу» — это претензия или оправдание проститутки. («Схолии» Николас Гомес Давила)

promo e_bolshakov july 13, 2020 14:46 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Обычно я стараюсь не переносить дела, встречи, планы, но время от времени делаю это. Вчера планировал, что с самого утра разберу заметки, напишу и размещу здесь очередной пост, а то и не один, но день сложился иначе… Добравшись вечером до ноутбука, я понял, что все переносится на «завтра» и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments