Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Становление

Довольно интересно замечание Кришнамурти о становлении, «власти таланта» и богатстве. В своих записных книжках он неоднократно поднимает эту тему:

Отказаться от богатства, комфорта и положения сравнительно легко. Но для того, чтобы прекратилась жажда быть, становиться, требуется большая разумность и понимание. Власть, которую дает богатство, является помехой для понимания реальности, как и власть таланта и способностей. Эта особая форма самоуверенности является, очевидно, проявлением личности; и хотя это трудно сделать, от такого рода самоуверенности и власти можно отказаться. Но что является гораздо более тонким и скрытым, так это власть и стремление, которые лежат в жажде становления. Экспансия "я" в любой форме, исходит ли она от богатства или от добродетели, – это процесс конфликта, ведущий к антагонизму и смятению. Ум, обремененный становлением, никогда не может быть спокойным, так как спокойствие – не результат практики или времени. Спокойствие ума – это состояние понимания. Процесс же становления отрицает это понимание. Становление создает чувство времени, которое, на самом деле, откладывает понимание на будущее. "Я буду" – это иллюзия, рожденная сознанием собственной значимости.
promo e_bolshakov july 13, 2020 14:46 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Обычно я стараюсь не переносить дела, встречи, планы, но время от времени делаю это. Вчера планировал, что с самого утра разберу заметки, напишу и размещу здесь очередной пост, а то и не один, но день сложился иначе… Добравшись вечером до ноутбука, я понял, что все переносится на «завтра» и…

КОГДА СТРАДАЕТ САМОЛЮБИЕ

Некий мудрец сказал:
— В двух случаях особенно страдает самолюбие: когда ты просишь для самого себя и когда ты вынужден говорить с глупцами. (Абуль-Фарадж «Книга занимательных историй»)

Повернуться к наилучшему


Роман, — говорит Адо в одном из интервью, — может помогать, только если в нем описывается усилие перфекционизма, на конкретном примере, именно тем, что в нем показано напрямую. 

Здесь необходимо пояснить, что Пьер Адо понимает под перфекционизмом:

Понятие перфекционизма может, с одной стороны, рассматриваться как форма этики, и с другой стороны, оно имеет то преимущество, что имплицирует всякие виды понятий, необязательной сугубо эстетически. В конечном счете, это удобная формула, соответствующая более всего традиции, восходящей к Платону. В конце Тимея Платон говорит о самой прекрасной части нас самих, которую нужно согласовывать с гармонией Вселенной. 

То есть, заняться философией — это повернуться к наилучшему, а в литературе (романе), по мнению Адо, важен именно пример этого «поворачивания», а не затрагивание философских тем.

Тойнби об отшельниках

Образ жизни, который зачастую называют отшельническим, имеет много и других названий. В распадающемся эллинистическом мире стоики выбирали состояние "неуязвимости" (apatheia ). Эпикурейцы удалялись в состояние "невозмутимости" (ataraxia ). Распадающийся индский мир побуждал буддистов удалиться в состояние "неизменности" (асамскрата) или "неподвижности" (нирвана), где нет ни ветра, ни огня. Положительное содержание понятия "нирвана" еще труднее для понимания, чем соответствующие эллинистические аналоги, ибо самые авторитетные его толкования так и не проясняют вопроса. Однако положительное понимание отшельничества, может быть, не только не нужно, но даже и излишне; ибо все четыре приведенных выше названия этого состояния - два греческих и два санскритских - не случайно имеют отрицательные префиксы, так как именно эта отрицательность и является сущностью подобного образа жизни.

Вульгарность и меланхолия 2

Чоран, конечно, не самый простой автор. Многим тяжело его принять, да это и не так важно, его философия не может подойти большей части людей. Отказаться от всяких иллюзий, даже намека на них, — на такой далеко не каждый решится.

Если уж кто и вглядывался в бездну после Ницше, так это Чоран.

Все отвергнутые жизнью доказывают, что они были недостаточно гнусны... побеждающий в конфликте с ближними ползет к успеху по навозным кучам, а побежденный расплачивается за чистоту, которой он не пожелал поступиться. Самое достоверное в любом человеке — это его вульгарность, источник всего живого на уровне элементарных сил. Но, с другой стороны, чем лучше человек устраивается в жизни, тем больше его презирают. Тот, кто не распространяет вокруг себя смутно-заупокойного сияния, тот, чье движение не оставляет позади следа меланхолии, долетающей из отдаленных миров, относится к компетенции зоологии простейших, а точнее, к компетенции человеческой истории.
Оппозиция между вульгарностью и меланхолией до такой степени значительна, что по сравнению с ней все остальные оппозиции кажутся произвольными и забавными измышлениями ума. Даже наиболее резкие и смелые антиномии кажутся мягкими рядом с этой оппозицией, в которой сталкиваются — согласно предписанной дозировке — наша низость и наша мечтательная желчь.  (Эмиль Чоран «Искушение существованием»)

Вульгарность и меланхолия

Вульгарность нашего мышления заставляет нас принимать в этом мире все, что угодно, но ей все же не под силу заставить нас принять сам этот мир. Так, мы можем терпеть невзгоды жизни и в то же время отвергать Жизнь, можем идти на поводу у своих желаний и в то же время отвергать Желание. В согласии существовать есть своего рода низость, которой мы избегаем благодаря нашей гордости и нашим сожалениям, но особенно благодаря меланхолии, предохраняющей нас от соскальзывания к конечному приятию мира, являющемуся не чем иным, как уступкой нашей трусости. Есть ли в мире что-либо более унизительное, чем говорить миру "да"? И, несмотря на это, мы бесконечно тиражируем это согласие, эту тривиальную присказку, эту клятву верности жизни, отвергаемую всем тем, что в нас отвергает вульгарность.
     Мы можем жить так, как живут другие, но при этом скрывать некое "нет", размером своим превосходящее весь мир, то есть нашу не имеющую ни конца ни края меланхолию... (Эмиль Чоран «Искушение существованием»)

Наши предки

"Да не возлюбит человек ничего и так останется неуязвимым" ("Чжуан-цзы") максима столь же глубокая, сколь и бесполезная. Как подняться на вершину безразличия, если даже наша апатия несет в себе напряжение, конфликт, агрессию? Среди наших предков нет ни одного рассудительного и очень много неудовлетворенных, слабовольных и неистовых, вслед за которыми нам приходится перенасыщать себя разочарованиями. (Эмиль Чоран «Искушение существованием»)