Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Кто плохо обучен

... и хуже всего то, что кто смолоду плохо обучен, тот до старости в этом не сознается. (Петроний «Сатирикон»)

Мне кажется, что тот, кто действительно плохо обучен, все же не будет из себя ничего мнить и как раз может сознаться в недостатке образованности, но тот кто плохо обучен, но не до конца это осознает (думает, что хорошо), вот он не сознается никогда, точнее никогда в этом не признается ни себе, ни другим.

promo e_bolshakov july 13, 2020 14:46 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Обычно я стараюсь не переносить дела, встречи, планы, но время от времени делаю это. Вчера планировал, что с самого утра разберу заметки, напишу и размещу здесь очередной пост, а то и не один, но день сложился иначе… Добравшись вечером до ноутбука, я понял, что все переносится на «завтра» и…

Сундучки

 «Актриса» Эдмона де Гонкура содержит в себе множество подробностей театральной жизни Парижа середины  XIX века. Вот одна из них, касающаяся форм выражения восторга со стороны публики в адрес актрисы, триумфально сыгравшей свою роль:

И через минуту «сундучков» с конфетами, принесенных почитателями актрисы, было так много, что они стали служить скамеечками для женщин, которые могли сесть в её уборной.

Золотое правило или «с руками в карманах»

Вот, что часто огорчает в современном кино и театре, так это игнорирование актерами следующего правила:

«Если вкус и искусство в чем-нибудь и могут проявить себя, так это в выборе, в ограничении, в украшении жестикуляции, которую все время надо умиротворять, успокаивать, притушать, заключать в то «как раз», которое проповедует старые учебники театрального искусства, рекомендуя играть «с руками в карманах». Сдержанность — вот основная черта совершенных сценических созданий, их идеал — вывести на подмостки образ, чья драматическая жизнь, как в мастерской картине, выступает сквозь полутона  и спокойствие красок, горящих лишь в немногих местах.

Из романа «Актриса» Эдмона де Гонкура (с. 48, ПКИ, 1957, пер. А. Эфроса)

Мне кажется, это замечание во многом справедливо и в отношении литературы.

Хамдамов о Параджанове...

— Да! Перфоманс, который делал Параджанов, равного ему не было нигде: Дали даже близко не стоял. «Вы зачем взяли курда?». — «А у него х...й, как стакан. Я Майе Плисецкой показал, она чуть не умерла». Когда он так говорил, вы понимаете?.. никакие Уильямы Берроузы, никакой русский авангард — все это говно. А при этом было так смачно, красиво снято — в этом он был гений. К сожалению, мы не видим даже одного процента его творчества. Грузины ненавидели Параджанова. Его любили искусствоведки из Москвы и такие, как я, блаженные, и простые люди. А режиссеры к нему не ходили. (Цитирует «Вокальные параллели»): «Одно сопрано ненавидит другое сопрано. Одна балерина мечтает о смерти другой балерины». Про балерин я слышал из интервью Цискаридзе. «Отвернешься — постное масло нальют, чтобы упала» — это Плисецкая сказала. И добавила: «Я кручу фуэте лучше, если знаю, что в зале сидят враги». Вот Ренатка сейчас играет во МХАТе («Вишневый сад». — «Главный»), с ней никто не здоровается. И она тоже на всех положила. Но у нее эндорфины особые, она получает удовольствие, когда ненавидят.

Из интервью Рустама Хамдамова Ольге Майдельман «Мьсе кукольщик в чреве Ростова».

Ги Дебор о дезинформации

В наше время это явление (дезинформацию) называют фейк-ньюс. Такое обозначение придает ему ореол новизны, словно оно появилось совсем недавно. Однако, вот что пишет по данному поводу Ги Дебор в «Комментариях к Обществу спектакля».

Когда выяснилось, что критику невозможно замолчать, на помощь пришла синкретическая концепция дезинформации. К примеру, если текст покажется неугодным, то достаточно и минуты, чтобы объявить: «данный текст содержит дезинформацию о спектакле!» Или, что то же самое, «он несёт вред для демократии!» И всё! Текста уже как бы и нет!
Не важно, как именно спектакль определяет дезинформацию. Следует уяснить, что дезинформация служит государству здесь и сейчас, напрямую подчиняется ему или его подельникам. Дезинформация на самом деле стала неотъемлемой частью всей существующей информации и, конечно же, главной её характеристикой. О ней можно говорить лишь там, где общественная пассивность поддерживается путём банального запугивания. Дезинформация существует только там, где исчезло само понятие «дезинформация» и наоборот.
Collapse )