Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

История про австралийского миллионера, разбогатевшего на овцах

Ввалился австралийский миллионер, разбогатевший на овцах, в демонстрационный зал в Лондоне, где были выставлены новые «роллс-ройсы». Презрев все модели меньших размеров, он подошел к огромному лимузину с перегородкой из листового стекла между водительским и пассажирскими местами и, отсчитывая наличные, небрежно бросил: «Ну, теперь-то овцы не будут дышать мне в затылок». (Брюс Чатвин «Тропы песен»)
promo e_bolshakov july 13, 2020 14:46 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Обычно я стараюсь не переносить дела, встречи, планы, но время от времени делаю это. Вчера планировал, что с самого утра разберу заметки, напишу и размещу здесь очередной пост, а то и не один, но день сложился иначе… Добравшись вечером до ноутбука, я понял, что все переносится на «завтра» и…

Одна пятая вместо одной десятой

Итак, наш субботний Абуль-Фарадж, на этот раз средневековый анекдот:

      Крестьяне пришли к правителю и стали жаловаться, что им приходится платить большие налоги. Если налог не уменьшат, сказали крестьяне, они снимутся с этих мест и уйдут в другие края.
     И спросил их правитель:
     — Что же вы хотите? Что я могу для вас сделать?
     Они ответили:
     — Мы хотим, чтобы с нас брали только пятую часть урожая, а не десятую, потому что отдавать десятую часть для нас непосильно.
     И сказал он им:
     — Ваше желание будет исполнено,
     И стали с них брать пятую часть урожая. Этот обычай сохранился и по сей день. (Абуль-Фарадж «Книга занимательных историй»)

У этого анекдота могла быть и другая, более короткая версия (европейская):

Collapse )

Картина маслом

Чтобы провести новогоднюю ночь как люди, престарелая сестра милосердия потащила в комиссионный магазин огромную картину в золотой с зелеными извивающимися незабудками рамке. Картину эту сестра милосердия очень любила, и ей жалко было расстаться с нею. По берегу моря идет сильная женщина в венке из красных роз, с руками, полными красных маков, а за нею — вереница мужчин, скованных цепями. (Константин Вагинов «Гарпагониана»)

Сразу ясно, что шедевр:)

Скупец

Некий скупец ел только в полночь. Когда его спросили о причине этого, он ответил:
     — В это время спят мухи. И, кроме того, в такую пору никто из людей не стучится в дверь. (Абуль-Фарадж «Книга занимательных историй»)

Это уже уровень скупости, с которым трудно соревноваться.

Как со всеми...

Некто, увидев во сне давно умершего шута, спросил его:
     — Что сделал с тобою бог на том свете?
     Шут ему ответил:
     — О глупец! Что он мог мне сделать особенного? Дочь свою, что ли, выдать за меня замуж? Он поступил со мною так, как поступают со всеми покойниками. (Абуль-Фарадж «Книга занимательных историй»)

Хэмингуэй — герой анекдотов

Эрнест Хэмингуэй
Эрнест Хэмингуэй

Хэмингуэй — герой анекдотов не хуже Штирлица или поручика Ржевского.

На днях прочел вот такой:

Хемингуэй лежит в саду в гамаке. Сосед проходит и спрашивает его:

— Отдыхаешь?

— Нет, работаю.

Вечером сосед возвращается, а Хемингуэй лопатой перекапывает приствольный круг яблони. Сосед спрашивает: 

— Работаешь?

— Нет, отдыхаю...


Проповедь птицам

В тексте «Беседа нищих» Евгений Головин приводит забавный анекдот, вполне сгодившийся бы для «Занимательных историй об актерах и шутах» Абуль-Фараджа:

Один нищий, увидев гравюру «Святой Франциск проповедует птицам», аж разъерепенился: «Видал дураков, да такого поискать! Птицы-то поумней его будут раз в сто!»
"Проповедь птицам" (Джотто)
"Проповедь птицам" (Джотто)

Здесь мне вспоминается одна фраза Герарда Реве о том, что все птицы от природы католики.

Плодовитая жена

У шута спросили, сколько у него детей. Он ответил:

— Клянусь Аллахом, что число моих детей от этой жены превышает число ночей, проведенных с нею.

Вот такие шутки есть в «Книге занимательных историй» Абуль-Фараджа.

Шуба

Еще одна забавная история из «Книги занимательных историй» Абуль-Фараджа:

Другой одержимый надел шубу наизнанку, мехом наружу. Когда люди спросили его, зачем он так сделал, он ответил:

— Если бы господь бог считал, что лучше, чтобы в шубе мех был изнутри, он не сотворил бы овец мехом наружу.