Tags: Кьеркегор

Одновременно

Трактат Кьеркегора «Страх и трепет» вышел в печать 16 октября 1846 года, в один день с еще двумя его книгами: «Повторение»  и «Поучительные беседы». Все под разными именами.

Таким образом, в один день он издал сразу три книги. С точки зрения книготорговли шаг неправильный, как минимум, спорный. Но в этом и прелесть, Кьеркегор не рассматривал свои сочинения в качестве товара, а их публикацию как способ извлечения прибыли.

Впрочем, подобное отношение было подкреплено материально.

promo e_bolshakov july 13, 2020 14:46 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Обычно я стараюсь не переносить дела, встречи, планы, но время от времени делаю это. Вчера планировал, что с самого утра разберу заметки, напишу и размещу здесь очередной пост, а то и не один, но день сложился иначе… Добравшись вечером до ноутбука, я понял, что все переносится на «завтра» и…

Простое объяснение

У Дрейра есть фильм «Слово» (1955), настоящий, надо сказать, шедевр, так в нем помешательство главного героя родственники объясняют тем, что когда-то он уехал в Копенгаген изучать теологию в университете, начитался Кьеркегора и вернулся «таким»: блаженным, не от мира сего.

Танец (рыцари бесконечности)

Масса людей живет погруженной в земные печали и радости, но они суть те, кто остается сидеть в зале, они уже не принимают участия в танце. Рыцари бесконечности суть танцоры, и у них есть полет. Они совершают движение вверх и снова падают вниз, но даже само по себе такое занятие – это не какое-то несчастное времяпрепровождение, и даже глядеть на них при этом очень приятно. (С. Кьеркегор «Страх и трепет»)

Сложность Гегеля

Довольно часто встречаю мнение, что философия Гегеля крайне сложна. На этот счет в сети блуждает множество шуток, мемов. Сам я этого никогда не ощущал, как по мне, так не сложнее многих, того же Спинозы или Канта, например. (Вопрос, конечно, в чем видеть сложность и как ее определять.)

И вот недавно прочел у Кьеркегора в книге «Страх и трепет»:

Говорят, что Гегеля понять трудно, а понять Авраама – просто пустяк. Пойти дальше Гегеля – это чудо, но пойти дальше Авраама – ничего не стоит. Со своей стороны я посвятил значительное время тому, чтобы понять философию Гегеля, и полагаю, что в значительной степени мне удалось ее понять, я даже имею дерзость предположить, что, если, несмотря на затраченные усилия, я все же не могу понять в ней отдельных мест, это происходит потому, что у него самого не было полной ясности относительно них. Все это, естественно, я делаю с легкостью, так что голова моя от этого не страдает. И напротив, когда мне приходится думать об Аврааме, я чувствую себя как бы уничтоженным. Каждое мгновение у меня перед глазами стоит этот ужасный парадокс, который и составляет содержание Авраамовой жизни; каждое мгновение я оказываюсь вновь отброшенным назад, и моя мысль, несмотря на всю содержащуюся в ней страсть, не может проникнуть в этот парадокс, не может продвинуться и на волосок. Я напрягаю каждый мускул, чтобы увидеть его, но в то же самое мгновение оказываюсь парализованным.

Какие ваши доказательства?

Кьеркегор пишет:

Лучшим доказательством ничтожества жизни являются примеры, приводимые в доказательство её величия.

Мысль, которая отлично вписалось бы в какой-нибудь сборник афоризмов Чорана. Все-таки преемственность есть преемственность и в интеллектуальной сфере.

Двери счастья

Двери счастья отворяются, к сожалению, не внутрь: тогда их можно было бы растворить бурным напором, а изнутри, и потому ничего не поделаешь! (Сёрен Кьеркегор)

Эта мысль Кьеркегора хороша уже потому, что диссонирует с множеством систем и методик обретения счастья посредством пяти-семи шагов, ступеней или пунктов.

Кьеркегор о вине и радости

Вино больше не веселит мне сердце: немного вина — и я печалюсь, много — и я погружаюсь в меланхолию. Душа моя слаба и бессильна, напрасно я стараюсь пришпорить ее наслаждением: душевная мощь покинула меня, душа больше не рвется ввысь. Я утратил свои иллюзии. Понапрасну я пытаюсь броситься в бездонное море радости, оно не может вместить меня,— или, скорее, я сам не могу себя вместить. Когда-то наслаждению стоило лишь поманить меня — и я пускался в путь легко, весело и бесстрашно. И когда я медленно проезжал по лесу, мне казалось, что я лечу; теперь же, когда лошадь моя загнанна и покрыта пеной, мне кажется, что я не двигаюсь с места.

Источник: Сёрен Кьеркегор, «Или-Или».

Кьеркегор написал это в тридцать лет (точнее, ему не было еще и тридцати)...

ТРИ АФОРИЗМА КЬЕРКЕГОРА



***
У меня вообще не хватает терпения жить. Я не вижу, как растет трава, — а раз я не вижу этого, я и совсем не желаю смотреть! Мои воззрения похожи на размышления странствующего схоластика, пролетевшего поле жизни сломя голову. Говорят: творец насыщает желудок прежде глаз — я этого не замечаю. Мой взор давно пресыщен жизнью, а сам я все-таки голоден.

Я одинок, я всегда был одинок; я покинут не людьми, — это меня не огорчило бы, — а гениями веселья. Бывало они окружали меня со всех сторон, всюду отыскивали себе товарищей, везде ловили для меня случай; сонмы веселых эльфов толпились вокруг меня, как вокруг пьяного шаловливые школьники, и я улыбался им. Душа моя утратила самое понятие о возможности. Если бы мне предложили пожелать чего-нибудь, я пожелал бы не богатства, не власти, а страстной веры в возможность, взора, вечно юного, вечно горящего, повсюду видящего возможность. Наслаждение разочаровывает, возможность — никогда. Где найдется вино, такое душистое, пенистое, опьяняющее, как “возможность”?

Вино больше не веселит моего сердца: малая доза вызывает у меня грустное настроение, большая — меланхолию. Моя душа немощна и бессильна; напрасно я вонзаю в нее шпоры страсти, она изнемогла и не воспрянет больше в царственном прыжке. Я вконец утратил иллюзии. Напрасно пытаюсь я отдаться крылатой радости: она не в силах поднять мой дух, вернее, он сам не в силах подняться; а, бывало, при одном веянии её крыльев я чувствовал себя так легко, свежо и бодро. Бывало еду по лесу верхом, тихим шагом, а чудится — лечу на крыльях ветра. Ныне же — конь весь в пене, готов рухнуть оземь, а все кажется, что я не двигаюсь с места!

Источник: с. 302, 295, 294-295, Кьеркегор, С. Дневник обольстителя; Афоризмы / пер. с датского П. А. Ганзена. — М.: Астрель: Полиграфиздат, 2012. — 318.
Pic: Søren Kierkegaard, drawing by Niels Christian Kierkegaard, 1840